Явор и Леля

 

В преданиях славян явор (клён) –

дерево реинкарнации,

таит в себе живые сущности людей,

которые ждут своего перерождения

 

«Лиловой шалью ночь скользит по травам,
от света хмурый нрав оберегая.
Готово зелье… сладкая отрава.
В блаженной дрёме Леля молодая.
Мой сын ей люб, и до́ смерти чужда я́!
Пусть видит зелье хмелем золотым –
так укрывает хитроумный грим
усталые морщины лицедея.
Слепец мой сын, но матерью храним.
Смирись, сноха, ты любишь, не владея!»

 

К столу садились, рук не расплетали,
и сонные полоски розовели
от смятых складок сброшенной вуали
на юных лицах Явора и Лели.
Глаза в глаза – зелёные свирели
звенели о понятном для двоих:
душой и ликом светел, делом лих,
отважный и в пучине, и в огне,
золотокудрым отпрыском земли
родится сын у Лели по весне…

Питьё мерцает янтарём и мёдом.
«Отпейте за любовь да за совет».
Иглою злобы смертный путь намётан,
в глазах свекрови – сатанинский свет.
А молодые суету сует
не ведают, полны святого жара,
и из своих друг друга поят чарок…
У стрел судьбы неведомые цели –
спасеньем сыну, ведьме смертной карой,
бледнея, рухнул Явор – вместо Лели.

Погасло солнце ясно! Закатилось,
в сырую землю пало тёплым прахом.
Наутро вырос явор дивной силы
с ветвями небывалого размаха –
приютом детям, путникам и птахам.
Весной запели талые потоки,
родился в доме сын зеленоокий,
и Леля, утешаясь от потери,
припоминая дедовы уроки,
несла дитя до явора, по вере.

«Плыви, по заповедному канону,
сыночек наш, у явора меж веток,
напейся живой с лиственных ладоней
и вышним – от отца – душевным светом!
Да будет песня милого допета!»
Без ветра гнулась крона кучерява,
нездешним звоном отозвался явор,
катилась росной каплей бирюза
по теплым листьям в солнечной оправе –
и сын открыл отцовские глаза.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *