Времена года

Отражается

 

Отражается осень в реке
И течёт расплавленным золотом.
Отражается мысль на песке,
На берёзовый прутик наколота.

 

У ресниц, как у крыльев взмах,
Не получится — на попятную.
Отражаешь меня в глазах,
Закрывая дорогу обратную…

 

Ноябрьский эскиз

Осень исходит на серое, чёрное,
капелькой синего – проблески вышние.
Пурпур и золото ве́трами сдёрнуло,
будто бы освободило от лишнего.

 

Графика росчерка сучьев стремительна,
и ворожит обнажённость гармонией.
Пишет ноябрь для особого зрителя,
что растворяет в печали иронию.

 

Остро моё — монохромно-небрежное,
росчерки сучьев и капелька синего…
Сладостно тихо в канун белоснежия
в мире графических истин предзимия.

 

Перелётные

 

Просторами небесной полинялой акварели,
среди ветров и песен перелётные летели.
Звенела высь хоралами и сольными курлыками,
и, словно перед храмами, светились люди ликами.

 

Над бронзовым величием сновали многоточия.
Смятенная по-птичьи, я полёт себе пророчила.
А листья перелётными казались и крылатыми,
сновали листья нотами, и грезилось сонатами.

 

Кленовым жёлтым всполохом рождалось озарение:
что долгое, то коротко. Что вечно – в изменении.
Что дальнее, то близкое, а улетает – верное.
Что верное, то чистое. Да будет так. Наверное…

 

Между летом и осенью

 

Спелым яблоком лето упало в траву,
Разметало туманы закатные,
Полинявшую в зной бирюзу-синеву
Залатало дождями-заплатами.

 

До прозрачности светлой очищена даль,
В ней зеленое смешано с золотом.
И остывшими ветрами веет печаль,
И рябина на нитку наколота.

 

Астры, в небо нацелив антенн лепестки,
Чутко ловят гармонии звёздные
Гладиолусы подняли зной на штыки
словно стрелки сигналят, что поздно, и

 

По пустынному пляжу – цепочка следов,
Георгины как вспышки бордовые…
Благодать остающихся летних часов
Растекается каплей медовою.

 

 

Сплету венок

 

Я сплету венок из листьев
Алых, рыжих, золотых,
и вплету рябины кисти,
ветерок и этот стих,

 

ветку ивы, звуки скрипки
и тумана завитки,
и несмелую улыбку,
и тепло своей руки.

 

Заплету полынь с любовью,
и несбыточного грусть…
У тебя над изголовьем
оберегом будет пусть.

 

И вновь сентябрь

 

И вновь сентябрь штампует под копирку
Пейзажи в гамме золотого цвета.
Дожди на лужах, как осенний циркуль,
Число попыток скупо чертят лету.

 

Арбузным соком, каплей по тарелке,
Антоновкой, по реплике Ньютона,
Стекают книзу часовые стрелки,
Являя срок природного канона.

 

Пора, пора в зеленую беспечность
Налить немного света и печали.
Свернулось время в символ «бесконечность»,
На пестром разноцветном покрывале.

 

И вспомнится уют свечи и пледа.
Укрыт мой сон, в нем осень – мне подруга.
Но я – одна. Не клеится беседа.
Она – одна. Нам не согреть друг друга.

 

О, озеро июньское – с разбега,
О, трав июля сонное томленье,
О, августа с медовым вкусом нега,
Венком сплетаясь в круге ощущений,

 

Вы заслужили твердое «отлично»!
Так хочется вдогонку: мало, мало!
Но осень с увяданьем фееричным
Я оценю таким же высшим баллом.

 

Под листопад и перебор гитары
Наполню песню я минорным строем.
Спою о том, как важно, если – пара,
И что теплее, если в осень – двое,

 

Когда мы в мире хмури и апатий
Сумятицу и сложность наших эго
Соединяем обручем объятий,
В единый круг солярным оберегом.

 

Я эту осень закреплю на пяльцы,
Пусть каждый день любовью будет вышит.
Целуя, на руке считаешь пальцы,
В мою ладонь щекотно рифмой дышишь.

 

Сотрутся рамки между сном и сущим,
И под напев старинный клавесина,
Мне осень померещится плывущим
Червонным силуэтом лебединым.

 

Тень уходящего лета

 

Тень уходящего лета —
плечи загаром одеты
с бледной полоской на коже.
Небо — белёсое тоже,
пахнет в саду амаретто
от уходящего лета.

 

В речке до самого донца —
зрело-нежаркое солнце.
В травах медового цвета —
тень уходящего лета —
медлит в корзинах и вазах,
лето уходит не сразу…

 

Дремлют на смуглых коленях
лета ушедшего тени.

 

Аромат листопада

 

Раньше всех непогод неизбывной отрадой
ворожит и плывёт аромат листопада.

 

Будто ирия зов, мановение Лады,
ветер вёрст и веков – аромат листопада.

 

Увяданий минор, дуновенье прохлады
и поэзии флёр – аромат листопада.

 

Янтарями сквозит в опьянении взглядов.
Код гармонии вшит в аромат листопада.

 

Полусном наяву — вальс осеннего сада,
паутинкой плыву в аромат листопада.

 

Поделимся?

 

Мне хочется делиться сентябрём.
Мой – светлый и оранжево-гнедой
с арбузами, стихами и дымком,
с оттенком чарования… а твой?

 

Мне хочется делиться сентябрём.
Испечь к обеду яблочный пирог,
чтоб я и вы сидели за столом,
и каждый о себе сказать бы мог.

 

Мне поделиться хочется теплом,
надеждой, что у мира будет шанс.
Ведь даже если каждый — о своём,
в итоге получается — у нас

 

и эта осень, что одна на всех,
засеянный стихами этот лист,
и этот чай с душицей, общий смех,
и… здорово, что вместе собрались.

 

Золотое с зелёным

 

На свое отражение глядя
в лужах, осень-гулёна
к маскараду мелирует пряди:
золотое с зеленым.

 

Поредевших аллей анфилады,
крону старого клёна
осень пишет эскиз листопадом —
золотое с зеленым.

 

Поднимусь, точно штурман фрегата,
я на мостик балкона,
и качает меня до заката
золотое с зеленым.

 

Листья – клочья от летней афиши,
но полёт окрылённый.
Обнимается тихого тише
золотое с зелёным…

 

Плакала осень

 

Плакала осень о том, что прошло,
на произвол отшумевшее бросив.
Об остывающей нежности слов
плакала осень…

 

Плакала, осень, что смотрим назад,
что в листопады мы серое носим.
В лужи бросала багряный наряд,
плакала осень…

 

чтобы уютней баюкали сны,
ветер надежды звенел между сосен.
В тихом предчувствии новой весны
плакала осень…

 

На живую нитку

 

В червонном свете старого софита,
проснуться ранним утром в сентябре
и полежать с душой полуоткрытой,
чуть-чуть жалея о былой жаре,
лелеять мысли, медленны и зыбки,
медовым хмелем впитывая лень,
и шить лучами на живую нитку
непрожитый покуда новый день…

 

 

По солнечной тропинке

 

Поплыву по солнечной тропинке,
на ресницах брызги зелены́.
Искры счастья где-то в серединке,
будто жеребята-стригуны.

 

А волна мне ворожит по коже,
пробуждая сладостное ах…
Я и лето сделались похожи,
те же конопушки на щеках.

 

Мой август

 

Полновесным, благосклонным
Яблоком своим имперским,
Как дитя, играешь, август.
Как ладонью, гладишь сердце
Именем своим имперским…
Марина Цветаева

 

В Храме Августа солнечный свет —
высшей пробы червонное золото —
грациозный вершит пируэт
на пороге осеннего холода.

 

Привкус свежести теплых ветров
растворился в прозрачности далей,
преломляются строки стихов
в многогранном зеленом кристалле.

 

В Храме Августа, как на парад —
гладиолусы и георгины,
и возносит в ночи звездопад
до заоблачной личной вершины.

 

Время медленно мёдом течёт,
облака не спешат на плаву,
и вершится для лета отсчет
стуком яблок, упавших в траву,

 

Виноградная пёстрая сень,
блюдце пенок от варки варенья,
и задумчиво-лакомый день
моего в этот мир появленья.

 

Август, будем еще на балу,
говоря между львицами нами!
Причащаюсь к добру и теплу
я в твоем заповеданном храме.

 

Чтоб реальность суровых вещей
мне искать не мешала ответы,
потому что так много в душе
твоего золотистого света.