единство

Единомыслие

Мнение большинства.

Почему-то стало модным оценивать его только со знаком минус.
Согласие с мнением большинства как только не называют – и рабством, и тупостью, и стадностью.
А ведь единодушие, единомыслие – прекрасное состояние человеческого сообщества.

Не большинство против меньшинства или наоборот. А именно единомыслие — общее согласие. Оно прекрасно уживается с индивидуальностями. Никак в этом единомыслии не растворяющимися, а воспринявшими общее как своё. Сознательно, без принуждения. Людям не мешало бы переключить внимание с собственной гипертрофированной индивидуальности на достижение единомыслия друг с другом. Нелегко? Разумеется. Но и остановиться на расхожем «сколько людей, столько и мнений — всё равно что дойти до полпути и вернуться.

Соломка

Там у них — соломенная крыша,
стены из соломы, а в окне
семь ветров ребячливо колышут
золотую рябь на ячмене.

Будто им не ведомы потёмки,
ненадёжный выбрали приют,
стелют на колдобины соломки,
в бурю на соломинке плывут.

Читать далее

Единение

Уникальность, индивидуальность, самость…

Для человека, тем более творческого, они важны. Но.

Они – не цель существования, не повод гордиться ими,

не лелеемый источник творчества.

Они – инструмент отражения внешнего мира

для его улучшения через единение людей .

Схожи радости и тяготы,
общий корень в глубине.
Одного мы поля ягоды,
хоть и разные вполне.

Я свечусь-мерцаю зелено
и лилово светишь ты.
Мы одной рукой рассеяны,
причастившись высоты.

Одному созвучны зову и,
сообщаясь испокон
луч с лучом, рождают новое,
небывалый полутон.

****
Давай разделим нас на половины –
по моде, отрывая и дробя?
Оранжевый уйдёт от апельсина,
от леса – шум, от клина – журавлиный,
налево – свежесть, вправо – осетрина.
Давай нельзя отделим от себя!

Мы страдивари отберём у скрипки,
отбросит «старый» памятный трамвай,
отдельно будут «юные» и липки,
вершки и корни, золото и рыбки…
Ты будешь улыбаться без улыбки,
я приглашу на без-горячий чай.

****

Мы искали тропки и дорожки,
изучали листики и ветки,
рассмотрели крылышки у мошки
и рисунки паутинной сетки,

и штриховку на коре берёзы…
чудилось, окутала завеса.
Страсть к деталям – скрытая угроза
за деревьями не видеть леса.

О, деталей вздыбленная кобра!
Лишь нагонишь в разум новой мути,
сотворю единый мыслеобраз
в жизни неделимого по сути.

****

Я рождалась, кричала взахлёб,
трепыхалась в неведомой были,
и в ответ на коротенький «шлёп»
суматошилась: разъединили!

Исполняясь начальной тоски,
еле-еле усвоила принцип:
убегают всегда колобки,
и прощаются с Розами принцы.

Уникальна! Свободна! Сама!
Но… с привычкой к полёту и бегу
появилась на шее сума
беспощадно голодного эго.

Было круто ценить непокой,
захмелеть от обилия воли!
Только … Чудилось, пахло тюрьмой,
я себя зарешетила, что ли…

Мир велик вне меня, многолик:
дом, прохожий, страница, осина…
Новородный мерещится крик:
всё едино кругом, всё едино!

Оказалось, я вшита в канву
многомерной космической вязи,
где удержишь себя на плаву,
лишь нащупав созвучные связи.

Обережно вяжу узелки,
как от века положено весте,
единение — так по людски,
мы вели́ки, покуда мы вместе.

Нерушимая крепость кольчуг —
долговечно сплетённые звенья,
разорвавшие замкнутый круг
разнолада и раз-ъединенья.

****

Заглянуть, если там глубина,
подбирая настройки себя –
и отдать, получая сполна,
как себя самого, возлюбя.

Заглянуть, понимая – смешны
примитивные против и за,
и дойти от войны до весны,
посмотрев человеку в глаза.

****

Отпускаю лучи … много-много во всех направлениях,
пусть отыщут ответ гармонично настроенных струн.
Не хочу ни возжечь, ни выискивать свету мишени я,
Не ищу пьедесталов и пустопорожних трибун.

Космос заткан кругом золотыми синтонными связями,
распустив лепестки, зреют звёзды в созвучной сети.
Отпускаю лучи… И летят через мглу мои «ля-фа-ми»…
и трепещет строка, словно завязь, в горячей горсти.

Уж если

Экраны, мужчины… Сенсации, крики,
Призывы, конфликты, дубинки и флаги.
Фальшивых кумиров привычные лики,
Оружие, деньги, бумаги, бумаги…

Уж если кричать – то в атаку вздымаясь,
Да так, чтоб пошли без сомнения следом.
А коль воевать – то до мирного мая,
Да так, чтоб на долгие годы победа.

Уж если погоны – то с честью надеты,
Да так, чтоб чисты, чтобы непогрешимы.
Уж коли знамена – то с именем света,
Да так, чтоб с ясной душою за ними.

Уж если и драться, то за справедливость,
Да так, чтобы было потом неповадно.
Уж если сказать, то в глаза и правдиво,
Да так, чтоб ни капли сомнения в правде.

Уж если запомнить, то памятью светлой,
Да так, чтоб не гасло зажженное пламя,
Так, чтобы былое без тени наветов
Продолжилось бы не словами – делами.

Пусть сердце подстроится в такт метронома,
И кровная память – в строю на параде.
И прадед продолжен в тебе невесомо,
Теперь за тобой – защищать и уладить.

Поделимся?

Мне хочется делиться сентябрём.
Мой – светлый и оранжево-гнедой
с арбузами, стихами и дымком,
с оттенком чарования… а твой?

Мне хочется делиться сентябрём.
Испечь к обеду яблочный пирог,
чтоб я и вы сидели за столом,
и каждый о себе сказать бы мог.

Мне поделиться хочется теплом,
надеждой, что у мира будет шанс.
Ведь даже если каждый — о своём,
в итоге получается — у нас

и эта осень, что одна на всех,
засеянный стихами этот лист,
и этот чай с душицей, общий смех,
и… здорово, что вместе собрались.

Узы

«Если хочешь, чтобы у тебя был друг,

приручи меня» — сказал Лис.
Антуан де Сент Экзюпери

Нельзя одному в мире
Без друга, любви, музы.
Настрою струну лире:
Давай создадим узы!

Читать далее

Окину взглядом

Терцина

Окину взглядом стих от головы до пят —
созвучно ли? Струной пою ему в ответ,
ловлю его посыл, и нерв, и аромат.

К чему его пытать на прочность, на просвет
критическим огнём, сарказмом, мерзлотой,
на пазлы-позвонки делить его хребет?

Он состоялся здесь, он как бутон тугой
един и чуток к свету. И когда распят,
воскреснет. Отпусти, сказав: лети и пой!

Посреди весны

Мы сегодня другие, не просто мы:
мы припомним, как это - за правду в бой.
Проживём  этот день посреди весны,
Приподнявшись на цыпочки над собой.
 
На экране - парад, мы накроем стол,
чтоб картошка в мундире, и хлеб, и соль,
чтобы ломтики сала, и "грамм по сто" -
Это будет всерьёз, и не будет роль.
 
Мы все вместе пройдём, как бессмертный полк,
будем рядом идти - прадед мой и я.
Не про нас "человек человеку волк",
а про нас, что "начало начал - семья".
 
Будет синим платочком нам небосвод,
и солдаты священной былой войны,
глядя сверху, увидят: идёт народ,
приподнявшись душой посреди весны.

Отзывается

Отзывается эхом даль,
Потому что зовут кого-то.
Отзываются на печаль,
Потому что нужна забота.

Отвечает струна, звеня,
На касание чутких пальцев.
Отзывается жар огня
На усталость ночных скитальцев.

Читать далее

Пиксели

Раз кусочек, два кусочек,
десять с половиной.
Состоят стихи из строчек,
из мазков – картина.

На частицы, на детали
делим, на осколки.
Ближе к истине не станешь,
на конце иголки.

Читать далее

Посолонь



На закате лучи золотисто-теплы,
От багрянца до сини расцвел небосвод.
Мы из рук завязали живые узлы,
И качнулся за солнцем, поплыл хоровод. *

Алый отблеск дрожит на румянцах от бус,
И узоры цветут на беленых холстах.
Кружит коло*, вершит неразрывный союз,
И пульсирует ритмом единым в шагах.

 Читать далее 

И мой праздник

Говорят, День Победы, мол, неактуально.
Говорят, новый век новый тон задаёт.
Жить без Памяти можно, и в общем, нормально,
Что забудет войну, наконец-то, народ.

Читать далее