весна

Было

 

Крыльями алого стяга
деды украсили май.
Хмурилась глыба Рейхстага,
рос меж камней иван-чай.

 

Чай в покорёженной кружке
тёплым покоем пьянил,
солью на мирной горбушке –
крохи немеренных сил.

 

Солнечный зайчик от пряжки
прыгал по буквам «дошли!».
Память горчила из фляжки,
вторили ей журавли,

 

синь прошивая пунктиром –
ждал отвоёванный дом.
Ландыш сигналил о мире
мягким зелёным мечом.

 

Сплошь С

 

Светило сонное светило,
Склонялась скромная сирень,
Спросонок сакура сулила
Сквозную солнечную сень.

 

Струилась синяя стихия —
Сапфиров суетливый сонм.
Слагался стих солярным стилем —
С сознанием сплетая сон.

 

Соцветьям строк стелился свиток,
Собравши стратосферы свет.
Солисты соловьиной свиты
Слагали свистами сонет.

 

Тюльпановое

 

Посреди апрельского разгула
полыхнуло… алым полыхнуло!
То апрель в сияющей ливрее
нас, заледенелых, греет, греет…

 

                     ***

 

Очаг трещал, пылая ало,
он ярым жаром щеголял
в цвета рубина и коралла.

 

С вином изысканным бокал
не отставал, звенел бравадой:
«Я опьяняю наповал!»

 

Тюльпан промолвил: «Быть усладой,
согреть умею, не сгорев.
Мне опьянять – вина не надо»…

 

 

Между зимою и весной

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Между зимою и весной
Остатки сил стекают сонно
На белый стылый подоконник,
Когда с утра смотрю в окно.

 

Между зимою и весной,
Как кофе, солнце пью глотками.
Меж ледяными зеркалами
Оно натянуто струной.

 

Между зимою и весной
Земля – таинственная сказка,
Проталинами строит глазки,
Звеня капелью золотой.

 

Между зимою и весной –
Простор лазурного сиянья.
Он, как в начале мирозданья –
Бутоном крыльев за спиной.

 

Иглой хрустальной время шьет,
Стежки намётывает мерно
По шагу – медленно, но верно.
Я слышу ритм… Вот-вот… Вот-вот…

 

Вербочки

 

Тонким росчерком в вазе – веточки,
Прикоснешься к пушинкам – славные.
Так недавно была я девочкой,
За плечом безопасным маминым.

 

Раскрывались глаза окошками,
Расстилался мир самобранкою.
Прикасалась к нему ладошками,
Безоружная, спозаранку я.

 

И стихами наивно-первыми
Распускалась, как в невесомости.
Постигала науку нежности
И любви своей безусловности.

 

Раскрывалась душою, радуя,
Рисовала реальность сказками,
Верой-правдою, как лампадою,
Согревать все хотела ласково.

 

На окне в тонкой вазе – вербочки,
Стекла в доме промыты – чистые.
За плечом укрываю девочку,
Себя — белую и пушистую.

 

Просыпаюсь

 

Я – застывшее дерево берёзы, от зимних морозов спрятавшееся в спасительный сон: не мёрзнуть, не дрожать, не искать тепла заледенелыми ветками. Недавние порывы безжалостного ветра гнули и казалось, сломают. А теперь по мне начинают двигаться тёплые соки… Во мне рождается желание раскрыться – листьями, свежим ароматом…

Я – маленький синий подснежник. Под добрыми лучами моего Солнца я оживлённо, снежинка за снежинкой раскапываю навалившиеся снега холода, равнодушия, малодушия, обид… Я раскапываю снег зелёными ладошками, хочу наверх, ввысь, к теплу, к жизни, к Солнцу. Не желаю больше припадать к земле в ледяной темноте одиночества! Хочу расцвести, изо всех своих молодых сил. И подарить себя.

Я – верба на берегу реки. Зима внушала мне, что каждый мёрзнет в одиночку. Она заледенила песню речки. Она бросала в меня колючие льдинки обмана и разочарований. Зима оставила меня одну и велела выживать как хочу. А я выжила. Моё Солнце коснулось меня ласковыми теплыми лучами и я в ответ раскрылась нежнейшими пушистыми вербочками. Хочу чтобы прикосновение ко мне дарило тепло и радость. Дарю свою мягкость и пушистую нежность – я для этого и родилась.
Я пробуждаюсь… После зимы, холода, жестокости, обид и нелюбви. Пробуждаюсь к Весне, к жизни, к Любви. К Солнцу.
Пробуждаюсь, чтобы сделать чей-то день добрее.

 

Вырастаю

 

По усталому снегу из прошлого прочь…
Для смешинок глаза мои, сну – моя ночь,

 

Для улыбки – губы, а плечи – для ласки,
Для прогулки аллеи, душа — для сказки.

 

Для другой ладони – озябшие пальцы,
Замирание сердца – для тихого танца.

 

Для весеннего ветра светлая чёлка,
Для жасмина с черёмухой – ваза на полке.

 

Это светлое платье — для апреля и мая,
Я из боли своей по чуть-чуть вырастаю…

 

День первого ручья

 

Из полузабытья
Выходит мир остылый.
Весна благословила
День первого ручья!

 

Где солнце, как ладья,
Кроит валы сугробов
Резцами высшей пробы
В день первого ручья.

 

А в небе толчея!
Рисуют облаками
Ветра, играя с нами
В день первого ручья!

 

Надежда-полынья
Блестит водою талой,
Бросая отблеск алый
В день первого ручья.

 

Как жизни кисея,
Журча, текут мгновенья
Весны средоточенья
И утра бытия!

 

В начале марта

 

Я сегодня богата светом
И здорова от темноты.
Платье солнечное надето
На простуженные мечты.

 

Мир от солнца и от мимозы
Золотой… За твоим плечом
Отметает остатки прозы
Разогнавшийся метроном.

 

Мне теперь согревать и радовать 
Так же нужно, как и дышать.
Я рисую улыбкой радугу —
Утра раннего благодать.

 

Пьяные деревья

 

Растрепали ветры облака на перья,
Остудив румянец утренней зари.
Кронами качают пьяные деревья,
Захмелев от соков, что бегут внутри.

 

То ли это песня, то ли ветра звуки…
Словно хмель туманит.. и волшебным сном
Кружатся деревья, и слабеют руки,
И полны минуты молодым вином.

 

Вихри рядом вьются, дёргают за косы,
Путаются мысли, кругом голова…
Чудятся ответы… Были ли вопросы?
Кружатся деревья… не нужны слова.

 

Пешком по небу

 

От улыбки марта синеглазого
Тает неприступная зима.
Кадры неба в лужах поразмазаны —
О весне закрученный роман.

 

Ветер тронул рябью веток росчерки,
Я иду по небу не спеша…
И рифмует строчки мелким почерком
Полная поэзии душа.

 

Талым снегом тонко пахнут волосы,
И, взмахнув невидимым крылом,
Напеваю что-то тихим голосом –
О весне… о женском, о своём.

 

На бульваре распускаются деревья

 

На бульваре распускаются деревья…
Сизый ветер пахнет прошлыми снегами.
Говорят, в народе есть одно поверье:
Буйный цвет садов несет похолоданье.

 

Говорят, что холод – не всегда к печали,
Что за тучами есть океаны света.
Значит, будет праздник на моем бульваре,
Значит, напишу еще стихи про лето.

 

Пора

 

Земля пока не приодета,
еще в обрывках зимних снов,
и небо льёт потоки света
земле на бледное лицо.

 

В неверной милости апреля
трепещет рощица осин.
Сквозит зеленой акварелью
узор оттаявших вершин.

 

А наледи вчерашней боли
врачуют теплые ветра.
Взволнованно вздыхает поле,
томясь и радуясь: пора…

 

Весна в стиле хокку

 

Ах, если б так легко
Мои слетали слёзы,
Как с вишни лепестки…

*****
Под майским ветерком
Листвой играет ива.
Я тоже не умру?

*****
Ветер холодный с утра
Две наши тени взялись
За руки. Май переменчив.

*****
Синий ночной покров
Может укрыть утомленье.
Смог бы томленье укрыть.

*****
Ирис цветет,
Не побоявшись напиться
Нежности с рук моих.

*****
Сколько соцветий открыл
Крохотный одуванчик!
В малом ищу красоту.

***
Из одуванчиков – мир!
Вижу вокруг улыбки,
Тысячи маленьких солнц…
*****

Вишня в наряде белом
Слушает дальний космос
Чашечками цветков…

*****
Одевшись в зеленый шелк,
Береза ветвями плачет.
Бывают слезы светлы…
*****
Жарким цветком тюльпана
Май обжигает взгляды.
Время любить пришло!

 

На клавишах весны

 

На клавишах весны капель играет скерцо,
Поблек в аллеях снег, как старенький клавир.
В тональности надежд стаккато вторит сердце,
Арпеджио ручьев и стихотворных лир.

 

На монотонность стуж – мечты и солнца блики,
И форте – жажда жить! Пиано – эти сны…
Переплетает март ветра и птичьи крики,
Сонату сочинив на клавишах весны.