Времена года

Зимняя гамма

 

Долго-долго снежно-снежно… Сонно-сонный мир меня
Релаксирует на нежном в тёплых всполохах огня.
Мимо-мимо звоны-звоны, время мерно сыплет дни:
Файлы, фабулы, фасоны, иероглифы лыжни.
Сольно-вольно, вольно-дольно
Ляжет-вяжет строчку нить.
Сине, точечно-игольно. Нужно зиму пережить.

 

 

ФеВраль

 

Стих — цепочка слов, цепляющихся окончаниями друг за друга

… феВраль обманный, манко охмури
рифмуй «уйти» и «тишь» и шли лучи
учи иному… омму…убери
рисунок окон … кокон? Ок. Ключи?…

 

Будет белое свыше

Когда идёт снег, легче верится в лучшее.

В добрые силы свыше, в неизбежность победы света,

в насущную тягу к чистоте, в обновление. Когда идёт снег…

Будет белое свыше,
мир отрадно наполнит
свет с оттенками молний.
Даль следами распишут,
как стежком по батисту.
Отодвинется лихо,
станет пусто, и тихо,
и воистину чисто.

 

Это белое чудно
веселит и румянит.
По ресницам – сиянье
бирюзы-изумрудов,
на шерстинке у кошки –
то лилово, то ало…
Всё возможно сначала –
понемножку, по крошке.

 

Согревайтесь. Акростих

 

С нова пятьдесят оттенков белого
О кнами остылыми усталыми
Г ород видит. Вот бы в колыбель его,
Р озово укутать покрывалами,
Е жедневно пить чаи с лимонами,
В есело рабзудоражить лыжами,
А лыми закатными коронами!
Й одово-коричневыми, рыжими
Т ешить очагами. Тёпел взор его,
Е сли пятьдесят оттенков доброго
С отворить всему заледенелому,
Ь — и смягчить сурово-стыло-белое.

 

Смогу

 

Невесомо и ново летит по касательной первое,
освежённому взгляду по-детски бездумно-легко.
И на дымчатых крыльях парит надо мною Наверное,
и надежда вливается тёплым молочным глотком.

 

В это утро, младенчески розово тихое,
проступает начальная строчка-тропа на снегу.
Многоточия-завтра шагами ко благу ли, лиху ли –
но упрямо по белому шью. И наверно смогу.

 

Несмелая

 

Робко по бронзе остылой и хрусткой,
жестом неопытным мало-помалу —
сыплет окрест незатейливой крупкой,
вся в ожидании первого бала.

 

Это потом — похищение Кая,
снеги студёные сплошь и всецело…
а поначалу зима воз-ни-кает…
в юном обличьи… тиха и несмела…

 

В зиму

 

Иве — гнуться в объятиях ветра.
Ветру — выплакать в кронах тревогу.
Щёки — лисьему капору «ретро»,
ветке ивы и ветру немного.

 

Небу — розово-сине-лиловый.
Лилий кружево — зябнущим окнам.
Окна — блики глазеющим совам.
Софы — мыслящим зимне софоклам.

 

Фокус в том, что снежинка — реснице.
Снится нитка следов — к новой встрече.
Встреча — взглядам, ладоням и лицам:
пицца, чашки глинтвейна и свечи…

 

Вечер — капельке этого века.
Веки — чтобы огнём не палило.
Пальцам в стужу — плечо человека,
ветка ивы, перо и чернила.

 

Снега хочется зиме

 

Тополя в тумане тонут,
Снега хочется земле…
Тёмной тайной манит омут,
Сердце ищет, где светлей.

 

Горько-сладкая отрада
В этих высохших листах
Накануне снегопада,
Как рябина на губах.

 

Воскурю огонь Марене*
Из ветвей июльских ив,
Белоснежием забвенья
Омут прошлого укрыв.

 

Отлеталось

 

Акростих

 

Отжелтело, отлеталось, отгорело,
Караванами по небу унеслось,
Тишину с утра припорошило белым,
Янтари спугнув с заплаканных берез.
Бережёное тепло поманит негой
Ритуала чая накануне снега.
Ь

Я нигде

 

Распахну себе полчаса
белкой прыгну из колеса
ветер – в голову – и кружить
ветки голые, этажи,
ореолами парк лилов,
колу – колово, мне – стихов,
веток тремоло, хризантем –
беспроблемово, низачем
бег сыр-борово по воде,
ветер – в голову, я – нигде.

 

То самое чуть-чуть

 

На зелёном бархате сосны –
реденькое золото берёзы.
В рюмке на поверхности Апсны –
кольца от аккордов Берлиоза.

 

Стынет не наросшая броня,
тянет пореветь и обниматься.
То живого хочется огня,
то лыжню до снежного румянца.

 

Отрешённо взглядом утонуть
в гармоничной путанице веток,
уловив то самое чуть-чуть,
что доступно детям и поэтам.

 

Сумерки

 

Истекает сумерками день,
остывают суетные страсти,
вкрадчиво крадется полутень,
укрывая всё, что на контрасте.

 

серо и сиренево чуть-чуть,
точно дуновенье музы Фета.
Хочется костер или свечу,
и стихи с гитарой до рассвета.

 

Чтоб под тёмным пологом ветвей
круговерть дневную подытожить…
В полутьме мечтается светлей,
а ещё желается моложе.

 

Истекает сумерками год —
золотом округу осень студит.
Изумрудной радости уход,
пепельный оттенок дней и судеб.

 

Мы друг к другу душами прильнём,
не пуская стынь зиме в угоду,
обогреем внутренним огнём
приостывший мир исхода года.

 

Воздушное

 

Падают желтые перья
Птицы по имени Осень.
Воздух – дурманное зелье
С примесью снов и вопросов.

 

Ветер со вкусом полёта…
Лист подо мною кленовый
Станет ковром-самолётом…
Выше – по воздуху снова,

 

Выше! Над уровнем яви
Полузабытой дорогой.
Вдохом глубоким поправить
Курс заповедный от бога.

 

Остро полынную горечь
Чуять в остывшем сиропе.
Сбросить оковы и шоры,
Бросить по воздуху тропы,

 

Новых стихов озаренья,
Пряди омыть в лунном эле.
Осень – полёт по влеченью
К вечно несбыточной цели.

 

 

Хокку по-русски. Осень

 

Осенняя слякоть…
А в лужах синеют осколки неба…
Так в каждом ищу высоту.

 

***
Ветер с запахом снега
С клёнов срывает короны листьев.
Власти над временем нет.

 

***
Свет и тени… Рисует закат
На полотне природы
Чёрною тушью пейзаж…

 

***
Прозрачнее осенью воздух.
Под шелест листвы открываю,
Что зной не давал понимать.

 

Осенние зеркала

 

Листопадом по переулку...
Дождь на цыпочках балом правит.
Отражают мою прогулку
Зеркала в золотой оправе.
 
Рябь по сизой воде напрасно
Мне морщинки чертить старается.
На душе и светло и ясно...
И поётся... и сочиняется...