Взгляд вокруг

Если бы

Если б деревья всегда были желтыми,
Не приходило бы к нам вдохновение,
Светлая грусть, острота ощущения —
Если б деревья всегда были желтыми.

Если бы были деревья зелеными,
Не распускались бы вёснами заново,
Мы бы не знали томления пьяного,
Если б всегда были листья зелеными.

Вот оно что: красота в изменении,
В вечном движении с высшими смыслами,
Необъяснимом словами и числами.
Вот оно что: красота в изменении!

Так почему мы тогда беспокоимся,
Видя в любимых глазах изменения?
Это ведь признак того-же движения.
Так почему мы тогда беспокоимся?

Затмение

Написано в минуты

полного лунного затмения 27.07.2018

Накрыло мир туманным платом,
И ватно глушит тишиной.
Мерещится, что каждый атом
Следит за тающей луной.

Вселенский мрак неотвратимо
Ползет на лик из серебра,
И кажется так уязвимо,
Надежное еще вчера.

В упор бесстрастно смотрит вечность,
Являя стрелки бытия,
Так беспросветно и кромешно
Во тьме сакральное тая.

Вплетен в багровый отблеск Марса
Метеоритных стай разгон.
Как акт космического фарса,
Стотрёхминутный полигон.

И мы, таинственное племя,
На колеснице, что Земля,
Летим с надеждою сквозь время
Собою Космос окрыля.

На обочине

Мчалась трассой и – на обочине,
ошарашена, скособочена,
до поры какой-то отсрочена,
мимо общий поток бурлит.

На обочине в неподвижности –
куст цикория, два булыжника,
фантик пыльный, обложка книжная –
мир без цели и без орбит.

Читать далее

Save

Камеры есть и фотоаппараты,
Клавиатуры есть с клавишей save.
Жаль, что нельзя записать ароматы
Утренних трав в серебристой росе.

Этого ветра зеленые пряди,
Этого солнца медовый поток,
Этого озера синь и прохладу,
Свежести вкус и простора глоток.

Неповторимы восторги мгновенья,
Взмахи ресниц и ладони тепло…
Жаль, что нельзя сохранить настроенье
И загружать, когда время пришло.

Перелётные

Просторами небесной полинялой акварели,
среди ветров и песен перелётные летели.
Звенела высь хоралами и сольными курлыками,
и, словно перед храмами, светились люди ликами.

Над бронзовым величием сновали многоточия.
Смятенная по-птичьи, я полёт себе пророчила.
А листья перелётными казались и крылатыми,
сновали листья нотами, и грезилось сонатами.

Кленовым жёлтым всполохом рождалось озарение:
что долгое, то коротко. Что вечно – в изменении.
Что дальнее, то близкое, а улетает – верное.
Что верное, то чистое. Да будет так. Наверное…

Будут годы

Он еще молодой и зеленый, 
Он не ведает счет годам. 
Шевелюрою окрыленно 
Так и тянется к небесам. 

Будут годы сменять друг друга, 
Ветви вширь, корни вглубь – окреп. 
Глядь – а ствол обвивает мудрость, 
Как из сказки златая цепь. 

Но как только вином апреля 
Закипает весенний сок, 
Он, по-юному зеленея, 
Снова к небу стремит листок.

Прорастёт

Прорастёт

Так устроено в мире: мы платим за всё,
получаем сполна в отведённые сроки:
если сеяли ветер — буран прорастёт.
Мы хотим, не хотим – получаем уроки.

Читать далее

Куда глаза глядят

Уйти от прелестей системы —
канонов, строя, рамок, темы,
забыть регламенты и мемы,
сойти безбашенно с орбит.
Когда сбоит,
не значит – скорая поломка.
По кромке
идти, в ином наполовину,
не маять спину
неволей тягостных поклонов.
И сталь пилонов
не делать посохом в пути.
По спелым росам
брести
куда глаза глядят.
Гроза ли, дебри будут в тему,
и только жаль чуть-чуть систему,
за ад, удерживая власть,
ни разу не насытить пасть.

Охота

Мне неймётся весной, капля крови Дианы
колобродит внутри.
Манит мир травяной, глухоманно-дурманный,
а по жилам искрит

жизни сладостный ток, и уже не до прозы —
вдохновенья озноб…
Отражает зрачок струи веток берёзы,
о, мгновение, стоп!

Ирис — томный изгиб с каплей-зеркалом мира…
Одуванчика взрыв…
Зачарованность лип… В чашке вишенной — миро,
и на кружеве ив…

Наблюдая, хмельна. Мановение ока —
словно опциия save:
сосен тёплая хна… над зелёным барокко —
сизо-облачный шлейф…

Очаруют осин балериновы станы,
с ними — в круг наравне.
Как горячий рубин — капля крови Дианы
бродит в мае во мне.

И ни лука, ни стрел в той охоте не надо,
все живут и растут.
Я ловлю на прицел изумлённого взгляда
уникальность минут.

Здравствуй, солнце!

Развиднелось… вороная темь
уступила таинству рассвета…
Небеса, как клумбы хризантем —
в розово-лиловое одеты.

Растворяет в чуткой тишине
отголоски сновидений город…
В эту рань с собой наедине
ожидаю встречи: скоро, скоро …

Читать далее