свет

Мой август

 

Полновесным, благосклонным
Яблоком своим имперским,
Как дитя, играешь, август.
Как ладонью, гладишь сердце
Именем своим имперским…
Марина Цветаева

 

В Храме Августа солнечный свет —
высшей пробы червонное золото —
грациозный вершит пируэт
на пороге осеннего холода.

 

Привкус свежести теплых ветров
растворился в прозрачности далей,
преломляются строки стихов
в многогранном зеленом кристалле.

 

В Храме Августа, как на парад —
гладиолусы и георгины,
и возносит в ночи звездопад
до заоблачной личной вершины.

 

Время медленно мёдом течёт,
облака не спешат на плаву,
и вершится для лета отсчет
стуком яблок, упавших в траву,

 

Виноградная пёстрая сень,
блюдце пенок от варки варенья,
и задумчиво-лакомый день
моего в этот мир появленья.

 

Август, будем еще на балу,
говоря между львицами нами!
Причащаюсь к добру и теплу
я в твоем заповеданном храме.

 

Чтоб реальность суровых вещей
мне искать не мешала ответы,
потому что так много в душе
твоего золотистого света.

 

Свет души

 

По кленовому золоту – шёпотом след.
Тает свет фонарей ожерельем в тумане.
Люди схожи-пригрезилось мне-с фонарями,
Каждый носит в душе свой особенный свет.

 

Свет души – от какой ты зажжёшься свечи?
От страницы, мелодии, слова ли, взгляда?
Свет души… так уместен среди листопада:
Обогреть. Осветить. Освятить. Залечить.

 

Оттого, что хранится в глубинах меня,
Излучаюсь для вас удивительным светом.
Этим светом когда-то была я согрета,
Теми, кто для меня не жалели огня.

 

Светим

«Фонарщик… В его работе все-таки есть смысл…

Потому что он думает не только о себе»

(Экзюпери, «Маленький принц»)

 

Растворил мороз в тумане,
Золотой фонарный след.
Люди схожи с фонарями,
В каждом есть особый свет,

 

(…)

Розово

 

На рассвете миром правит розовый…
Утро, алый разбавляя белым,
Встав на цыпочки, омыто росами,
Наступает в сон души и тела.

 

Розовыми бликами украшены,
Утром мы мудры новорождённо.
Постигаем над кофейной чашкою
Действие космических законов.

 

Рубикон

 

Сумрак… вкрадчиво окутало
зелены́м-зелёным,
где ручей звенит минутами
колдовским каноном,

 

где берёзы под оковами
изумрудной дрёмы,
а тревоги забинтованы
тишиной-истомой…

 

(…)

Три огня

 

Бывает лед сильней огня,
зима — порой длиннее лета,
бывает ночь длиннее дня
и тьма вдвойне сильнее света
И.Бродский

 

На одеяле тайский кот
клубком поверх твоей дремоты
мурчит, как будто вводит код
на сон до будущей субботы.

(…)