мудрость

Слово

 

Напоено́ перо огнём творения. На нём,
на самом острие, сиреневым,
весенней каплей – будущее слово.
На ветрах и взглядах
зябнет, привычно-ново.

 

В начале ряда
ясноликих букв
перо выводит Аз:
остро́, на белом – суть моя:
Аз есть Я.
Упруг раскрытый лист,
а путь скалист,
там дальше – веди, рецы –
творения пылца…
И сердце, сбоя́,
расплавит олово мозгов.
Таков удел творца
от Прави – Аз есть Я.

 

Родниками прекрасна пустыня

— Знаешь, отчего хороша пустыня? — сказал он. — Где-то в ней скрываются родники…

— Да, — сказал я. — Будь то дом, звезды или пустыня — самое прекрасное в них то, чего не увидишь глазами…
Он пил, закрыв глаза. Это было как самый прекрасный пир. Вода эта была не простая. Она родилась из долгого пути под звездами, из скрипа ворота, из усилий моих рук. Она была, как подарок сердцу
А. де Сент Экзюпери. «Маленький принц»

 

Потерпи над пустыней крушение,
Будь с песками один на один.
Подойдёт то ли гость, то ли сын –
Принц планеты, не боле, не менее.

(…)

Раз яблоко, два яблоко

 

Если у вас есть идея

и у меня есть идея

и мы обмениваемся этими идеями,

то у каждого будет по две идеи.
Б.Шоу

 

Яблоко моё
лакомое,
есть одной — житьё
муторное…
Радовалась ли,
плакала ли,
ладила ли смысл,
путала ли —

(…)

Триптих с латынью

 

Ars longa, vita brevis*

 

Смысл жизни – словно ребус,
Но я нашла дорогу:
Ars longa, vita brevis —
И пусть создам немного,

 

Но может быть, в полётах
Рожденные страницы
Прочтет в грядущем кто-то
И тем же вдохновится.

 

(…)

Зрю в корень

Я по-прутковски в корень зрю,  
Дивлюсь отважному побегу,  
Плоды вкушаю к сентябрю,  
Изведав альфу и омегу.  
 
Познавши суть, увижу бег:  
Причин и следствий вереницу.  
Ведь, как поведал древний грек,  
Течет, что дОлжно измениться.  
 
Когда ж, охоча к новостям,  
Запутываюсь в них, как в спруте,  
Я не смогу прийти к корням,  
За суетой не видя сути.

 

За деревьями. Из цикла «Пословица неспроста молвится»

 

Мы искали тропки и дорожки,
изучали листики и ветки,
рассмотрели крылышки у мошки
и рисунки паутинной сетки,

 

и штриховку на коре берёзы…
чудилось, окутала завеса.
Страсть к деталям – скрытая угроза
за деревьями не видеть леса.

 

О, деталей вздыбленная кобра!
Лишь нагонишь в разум новой мути,
сотворю единый мыслеобраз
в жизни неделимого по сути.