межсезонье

Ноябрьский эскиз

Осень исходит на серое, чёрное,
капелькой синего – проблески вышние.
Пурпур и золото ве́трами сдёрнуло,
будто бы освободило от лишнего.

 

Графика росчерка сучьев стремительна,
и ворожит обнажённость гармонией.
Пишет ноябрь для особого зрителя,
что растворяет в печали иронию.

 

Остро моё — монохромно-небрежное,
росчерки сучьев и капелька синего…
Сладостно тихо в канун белоснежия
в мире графических истин предзимия.

 

Между летом и осенью

 

Спелым яблоком лето упало в траву,
Разметало туманы закатные,
Полинявшую в зной бирюзу-синеву
Залатало дождями-заплатами.

 

До прозрачности светлой очищена даль,
В ней зеленое смешано с золотом.
И остывшими ветрами веет печаль,
И рябина на нитку наколота.

 

Астры, в небо нацелив антенн лепестки,
Чутко ловят гармонии звёздные
Гладиолусы подняли зной на штыки
словно стрелки сигналят, что поздно, и

 

По пустынному пляжу – цепочка следов,
Георгины как вспышки бордовые…
Благодать остающихся летних часов
Растекается каплей медовою.

 

 

И вновь сентябрь

 

И вновь сентябрь штампует под копирку
Пейзажи в гамме золотого цвета.
Дожди на лужах, как осенний циркуль,
Число попыток скупо чертят лету.

 

Арбузным соком, каплей по тарелке,
Антоновкой, по реплике Ньютона,
Стекают книзу часовые стрелки,
Являя срок природного канона.

 

Пора, пора в зеленую беспечность
Налить немного света и печали.
Свернулось время в символ «бесконечность»,
На пестром разноцветном покрывале.

 

И вспомнится уют свечи и пледа.
Укрыт мой сон, в нем осень – мне подруга.
Но я – одна. Не клеится беседа.
Она – одна. Нам не согреть друг друга.

 

О, озеро июньское – с разбега,
О, трав июля сонное томленье,
О, августа с медовым вкусом нега,
Венком сплетаясь в круге ощущений,

 

Вы заслужили твердое «отлично»!
Так хочется вдогонку: мало, мало!
Но осень с увяданьем фееричным
Я оценю таким же высшим баллом.

 

Под листопад и перебор гитары
Наполню песню я минорным строем.
Спою о том, как важно, если – пара,
И что теплее, если в осень – двое,

 

Когда мы в мире хмури и апатий
Сумятицу и сложность наших эго
Соединяем обручем объятий,
В единый круг солярным оберегом.

 

Я эту осень закреплю на пяльцы,
Пусть каждый день любовью будет вышит.
Целуя, на руке считаешь пальцы,
В мою ладонь щекотно рифмой дышишь.

 

Сотрутся рамки между сном и сущим,
И под напев старинный клавесина,
Мне осень померещится плывущим
Червонным силуэтом лебединым.

 

Тень уходящего лета

 

Тень уходящего лета —
плечи загаром одеты
с бледной полоской на коже.
Небо — белёсое тоже,
пахнет в саду амаретто
от уходящего лета.

 

В речке до самого донца —
зрело-нежаркое солнце.
В травах медового цвета —
тень уходящего лета —
медлит в корзинах и вазах,
лето уходит не сразу…

 

Дремлют на смуглых коленях
лета ушедшего тени.

 

На живую нитку

 

В червонном свете старого софита,
проснуться ранним утром в сентябре
и полежать с душой полуоткрытой,
чуть-чуть жалея о былой жаре,
лелеять мысли, медленны и зыбки,
медовым хмелем впитывая лень,
и шить лучами на живую нитку
непрожитый покуда новый день…

 

 

Между весной и летом

 

Между весной и летом размытые границы.
Между весной и летом не спится, не грустится.
С глазами цвета мёда июнь, в цветы одетый.
Печали брошу в воду между весной и летом.

 

Между весной и летом вперед – прыжком с порога,
Вся в солнечных монетах мне скатертью дорога.
Туда! Где росы, грозы, луга, цветы, рассветы.
Приму на счастье дозу из ультрафиолета.

 

Межсезонье

 

Между летом и осенью

 

Спелым яблоком лето упало в траву,
Разметало туманы закатные,
Полинявшую в летние дни синеву
Залатало дождями-заплатами.

 

(…)

Чисто

Чистенько-чистенько, рано с утра
смою с лица отголоски дурмана,
клочья бессонниц и дум окаянных,
слезоподтёки предательских снов.

 

Небо на улицу — как из ведра!
Синью-лазурью обряд омовенья.
Чистой страницей приветствую день я,
чистая правда — желанный улов.

 

Чистой энергией — росчерк пера,
мимо — неверное, лживое-лисье,
и паутину углов закулисья.
По первоснежию — строчка шагов…

 

Первое декабря

 

В небе над лесом — свинцовый и алый
киты,
плещут-мерещатся мглистые крылья
фаты.
Сизые ритмы — струятся анданте
холмы,
Сыро-пунктирно по снегу пуанты
зимы.

 

Ей новобрачно-прозрачно на косы —
вуаль.
Льдинки-дождинки рассыпала осень —
и жаль,
что … не понять, и туман неосознан
окрест.
Было всегда предвенчание слёзно
невест.

 

Между осенью и зимой

 

Между осенью и зимой
всё застыло, а как пылало!
Прах кленового карнавала
носит ветер в тоске сквозной.

 

Между осенью и зимой
взглядом в кроны нагие – любо,
да рябинную горечь в губы,
быть чудной и чуть-чуть хмельной,

 

ждать снегов в тишине пустой,
сеять зёрна на почву веры
в наступление майской эры.
Между осенью и зимой…

 

Устала

 

Сегодня я поняла, что устала.
В последнее время я ещё крепилась, держала прямо ледяную спину, гордо подняв голову с пышно взбитыми седыми кудрями. Ещё вчера всласть упивалась студёной гордыней, куражилась, пускала куда попало морозные стрелы, томила белым безмолвием.

(…)

Несмело

 

Робко по бронзе остылой и хрусткой,
жестом неопытным мало-помалу —
сыплет окрест незатейливой крупкой,
вся в ожидании первого бала.

 

Это потом — похищение Кая,
снеги студёные сплошь и всецело…
а поначалу зима воз-ни-кает…
в юном обличьи… тиха и несмела…