О поэзии

Зёрнышко

 

Пёрышко, зёрнышко
сей, сей,
слово на полюшко
дней вей!
Горстью по пресному –
со-лью,
пламенно, песенно –
вво-лю!

 

Строчки былинками –
в рост, в бег.
В пору былины ли
нам, век?
Пёрышко, петельки –
бой, нерв.
Издревле светлые,
нам – вверх!

 

Глаголом жечь… хотя бы обогреть

Читала свои стихи подопечным студентам. Уговорили-таки. Они далеко не глупы, начитаны, насмотрены, наслушаны. Некоторые вообще умнички.
Слушали стихи с интересом, на многое раскрывали глаза шире, освещались пониманием, кивали, улыбались, задумывались. Потом аплодировали, благодарили.
У нас принято говорить откровенно. Настя сказала: некоторые стихи трудно воспринимать и понимать, сложные очень. (Ну, говорю — умнички). Может стихи были и не сложные. Может просто не очень хорошие, вот и непонятные.
Я про себя хихикнула — это у меня-то — сложные стихи? Как часто получаю по лбу за стихи «в лоб». За прямолинейность, традиционность.
Но дело не во мне, я о другом.

(…)

Слово

 

Напоено́ перо огнём творения. На нём,
на самом острие, сиреневым,
весенней каплей – будущее слово.
На ветрах и взглядах
зябнет, привычно-ново.

 

В начале ряда
ясноликих букв
перо выводит Аз:
остро́, на белом – суть моя:
Аз есть Я.
Упруг раскрытый лист,
а путь скалист,
там дальше – веди, рецы –
творения пылца…
И сердце, сбоя́,
расплавит олово мозгов.
Таков удел творца
от Прави – Аз есть Я.

 

Окину взглядом

Терцина

 

Окину взглядом стих от головы до пят —
созвучно ли? Струной пою ему в ответ,
ловлю его посыл, и нерв, и аромат.

 

К чему его пытать на прочность, на просвет
критическим огнём, сарказмом, мерзлотой,
на пазлы-позвонки делить его хребет?

 

Он состоялся здесь, он как бутон тугой
един и чуток к свету. И когда распят,
воскреснет. Отпусти, сказав: лети и пой!

 

Поделимся?

 

Поделимся стихами? Просто так,
Как делятся по-честному горбушкой,
Глотком из пущенной по кругу кружки,
А не за похвалу или пятак?

 

Поделимся? Я знаю, попадут
Кому-то в точки солнечных сплетений
Фотоны стихотворных озарений
Моих — как дар, не в суд-да-пересуд.

 

Пусть чьи-то жадно мечутся глаза
По ярмарке тщеславия впустую.
Когда своё и вышнее рифмуют,
Тягаться – бесполезная стезя.

 

А можно лишь, вытягивая нить
Из жара поэтической реторты,
Биение пылающей аорты
По кругу светлым импульсом пустить.

 

По белому

 

циклическая липограмма

 

…как на белое — белый Пегас
светлоокий слетит, беловлас,

 

я скользну с мелководья листа,
соль и слово смешаю в устах,

 

истомлённый, из самых глубин,
заплескается зов лебедин

 

в несказанные дали лететь,
и силки одолею, и сеть,

 

о своём нашепчу камышу
и по белому светом пишу…

как на белое… (читаем сначала))

 

 

Тише, тут стихи

 

Вот страница, взором тронь
знаки, метки и штрихи —
будто тёплая ладонь,
а на ней — тебе стихи.

 

Зов глубин вселенских сфер
(скальпель, жало-остриё)
тонко тронет нужный нерв,
и почувствуешь: твоё.

 

Белым шумом здесь и днесь —
рой словесной шелухи,
недомолвки, суд и лесть…
Тише, тише (тут стихи).